?

Log in

Журнал STORY

[Официальный сайт]
[О проекте]
[Архив записей]

ОтпечаткиStory в ваших рукахВеликие искусатели

[ группа вКонтакте Follow on Twitter группа на Facebook`e ]

[сент. 19, 2013|09:57 am]
Previous Entry Поделиться Next Entry

story_discuss

[ryabkovshina]
[Tags|]

Начинаем утро с рассказа о профессионализме

Да…

Был апрель. Страну качало. Перестройка. Каждый день являлись вокруг неожиданные таланты. Один заряжал воду прямо с экрана телевизора, другой оказывался миллиардером. Я шел на концерт. Дочь главы одной из бывших республик, ныне независимой ни от кого, оказалась оперной певицей. Конечно, человек с миллионами мог запросто устроить свою страшную дочку – в красавицы, а сына оболтуса – в банкиры, но устроить ребенка в классические певицы вряд ли. То есть я шел любоваться одним из реальных достижений капитализма, когда дети – сами.

Концерт происходил в зале человек на триста, для дипломатов и людей культуры. Дамы в вечерних платьях, мужчины в смокингах. В первом ряду папа и мама певицы. Нам раздали буклеты, в которых различные деятели искусств с восторгом писали о необыкновенной дочери мало известного миру народа, которая теперь запросто поет себе на разных языках и понятна любому.

Дочь оказалась не молода, где-то под сорок, у нее было умное симпатичное лицо. Она встала перед поджидавшим ее симфоническим оркестром и сказала, что в мире случились большие перемены. Раньше она пела лишь своим детям и близким, а теперь смогла поехать в Италию, где с ее даром поработали настоящие учителя. Милым и нежным голоском она спела колыбельную на родном языке, прелестный романс на русском и оперную арию на итальянском. Ну да, не Мария Каллас, но все – трогательно наше. Зал устроил овацию и завалил ее частью принесенных букетов.

Одно отравляло, акустика в зале оставляла желать лучшего, и тем, кто сидел позади, слышно было, ну, не очень. Организаторы привыкли, видимо, проводить собрания и не сообразили, что далеко не все помещения годны для искусства. Она ведь не только пела, но в паузах рассказывала, с кем из знаменитостей встречалась, о будущих гастролях, о том, что в сегодняшний концерт пригласила простую девочку, которую республика послала учиться в консерваторию, а теперь ее взяли даже в парижскую Гранд-опера. Чтобы спеть сегодня дуэтом, девочка отказалась от спектакля и приехала в Москву. Встречайте!

Оркестр вступил, на сцене появилась полная барышня с румяным лицом пэтэушницы и скромно встала за плечом хозяйки вечера. Та спела первые фразы дуэта, и вдруг! Звякнули оконные стекла, и зал покачнулся. Пригибая головы гостей и подымая волосы, по залу прокатилась волна звука, мощного как цунами, ударилась в стену, колыхнула люстры. Все пригнулись, потому что в ушах, уже настроившихся на звук, шедший до того со сцены, прогнулись барабанные перепонки. Это румяная пэтэушница открыла свой накрашенный ротик. Боже мой! В ее звуке, помимо силы, была такая страсть, такая нерастраченность! О, глупая! Ее голос, наученный заполнять оперное пространство со всеми его закутками и балкончиками, не был рассчитан на этот крохотный зал, в котором, как оказалось, была просто замечательная акустика. И вдруг музыканты, игравшие до того пианиссимо, заслышав привычное, распрямились, и в зал, как вода, хлынула неодолимая прекрасная музыка. Уф!.. К счастью, это был последний номер. Барышня исчезла, оркестранты смолкли, минута ошеломления и… дипломаты, друзья и знакомые побрели к виновнице торжества с оставшимися букетами.

Я шел по улице, качая буйной головой. Мы поем, кто хуже, кто лучше, нашими самодельными карманными голосами. Ну и что? Есть специалисты, которые на компьютерах выправят наши фальшивые ноты, есть микрофоны, которые звук наш усилят. Главное, не пригласить сдуру каких-нибудь профессионалов, потому что им не нужны микрофоны, от их тяжким трудом рожденных голосов разлетаются стекла и вздрагивают капельдинеры. Вот этого – не надо! Мы уж сами как-нибудь...

Главный редактор

Владимир Чернов
СсылкаОтветить