?

Log in

Журнал STORY

[Официальный сайт]
[О проекте]
[Архив записей]

ОтпечаткиStory в ваших рукахВеликие искусатели

[ группа вКонтакте Follow on Twitter группа на Facebook`e ]

[сент. 12, 2013|12:07 pm]
Previous Entry Поделиться Next Entry

story_discuss

[ryabkovshina]
ЛЮБОВЬ

Давным-давно я работал в «Комсомольской правде», и на меня написали донос. Доносили, что, являясь сексуальным маньяком, я посягаю на все, что шевелится, а все, что шевелилось в пределах досягаемости, уже пало жертвой моих низменных желаний. Инструментом соблазна служат мне политические анекдоты, которые помогают нечувственно овладеть хохочущей жертвой. Будучи человеком хоть и громким, но застенчивым, я был несколько даже обескуражен тем, что в чьих-то глазах виделся столь коварным и тлетворным. Анекдотов же в те поры не рассказывал только глухонемой. И вот, пожалуйста.

Меня вызвал главный редактор, перед которым лежал донос. Тыча в него пальцем и хмурясь изо всех сил, он заявил, что в славные дни, когда весь народ живет себе, в ус не дуя, по Моральному кодексу строителей коммунизма, когда поступью железной, дружно, как стена, мы шагаем вслед за, невзирая на, тут вон что творится! Он указал мне на дверь, откуда я и вышел, шатаясь, вышвырнутый вон, как с-собака. То, что я мог ему налепетать, он бы и слушать не стал, поскольку, согласившись слушать, сам мог получить по шапке.

Постепенно все улеглось, но осталась загадка: кто же сочинил сей донос, а это был именно он, не анонимка. И чем именно вызвал я желание меня устранить у неведомого человека, если всегда бывал окружен веселыми и снисходительными ребятами. Увы, разгадка канула во тьму. Нет, один из моих друзей имя автора знал, но очень боялся, что сам станет жертвой, и молчал. Да и мне вскоре стало на то наплевать, хотя помню первое жгущее желание не отомстить, а просто посмотреть на человека, который оказался способен так вышибить тебя из ботинок. И спросить: за что?

А недавно попал я на какое-то корпоративное торжество, где ко мне приблизилась некая дама, немолодая, но приятная во всех отношениях, и спросила: помню ли я ее? Мы же вместе работали в «Комсомолке». Увы, в памяти моей не всплыло ничего, поэтому я вскричал: «Ну как же! Еще как помню! Чем занимаешься?» – «Ты простил меня?» – вдруг прервала она мой поток, и – о, Боже! – я понял: передо мной Он, то есть Она.

– Конечно, простил, – отвечал я растерянно. В самом деле, чего там, нас тогдашних уж нету давно, тени, тлен, мы исчезли, превратившись в нынешних, равнодушных и вялых. Умерли наши бешеные обиды и страсти. Но не удержался. И спросил: все-таки скажи: почему? И тут… Взгляд дамы затуманился, потом она подняла глаза и, вздрогнув, сказала: «Я так была в тебя влюблена! А ты этого даже не заметил».

Так это была любовь…

То грозное обоюдоострое оружие, которое бьет наотмашь. Которое может вознести, а может уничтожить. И обращаться с которым, даже безответным, следует, как с ружьем на стене.

Главный редактор

Владимир Чернов, октябрь 2010 год
СсылкаОтветить